Превью Battlefield

0
339

«Каждый солдат остаётся в живых лишь благодаря тысяче разных случаев» —  писал Ремарк о Первой мировой. В открытом бета-тесте Battlefield 1 виртуальные солдаты выживали по-разному. Осторожные снайпера, сливаясь с местностью, отвешивали свинцовые пилюли. Самонадеянные огнемётчики устраивали зажигательные вечеринки в обороняемых недругом домах. Неопытные кавалеристы, кроя лошадей на всю Синайскую пустыню, гоняли пехоту и были гонимы бипланами. Да, не о такой войне писал Ремарк. О причинах такого подхода 4PDA рассказал старший концепт-художник Роберт Саммелин:

«Мы долго вынашивали идею по использованию Первой мировой в качестве сеттинга. После Battlefield 4 нам захотелось показать игрокам незабываемое зрелище и подарить им не испытанные ранее эмоции. DICE провела серьёзные исследования того времени, подняв массу архивов и знатно поколесив по миру. После этого пришло осознание масштаба задачи, стоящей перед нами. Нам требовалась охватить всё самое интересное из того периода, собрать вместе — и заставить работать. Так что в Battlefield 1 геймеры найдут много сумасшедших и реально существовавших вещей, о которых никогда не слышали. Однако мы постарались соблюсти баланс между фаном, чьё отсутствие смертельно для игры, и драматичностью конфликта. Об одиночной кампании я, естественно, не расскажу. Игроки уже через месяц сами узнают, какие места им предстоит посетить и с какими людьми встретиться».

Великая война — великие инновации

Казалось бы, Первая мировая не располагает к грандиозному рубилову. Однако DICE поступила мудро, избрав именно эту эпоху. В ней проверенное десятилетиями холодное оружие уживалось с огнестрельными инновациями. При этом отсутствовала лёгкость современных битв, так как ракеты с автонаведением и богомерзкая «Тунгуска» с тепловизором — это будущее. Прошлое же — Великая война, где танки и бронеавтомобили появились впервые. Армию только начали массово оснащать пулемётами и огнемётами. Химическое оружие ещё никто не запретил. Профессия снайпера лишь формировалась, а пилоты самолётов буквально вчера совершили первые бомбардировки.

«Первая мировая любопытна цифрами и обилием необычных фактов. Тогда появились вещи, которые развиваются по сей день. В ней участвовало несколько империй, включая Российскую, Османскую и Британскую, контролирующую 25% земного шара. Не использовать на благо игры и её вариативности такое изобилие захватывающих данных было бы преступлением. По этой причине, например, мы перемешали множество стран и армий под флагами нескольких фракций».

Всю эту первичность тактик и кустарность технологий разработчики передали так же удачно, как и мироощущение пехотинца. Его жизнь на Первой мировой стоила дешевле его винтовки. Так и чувствует себя игрок, впервые попав в Battlefield 1. Серия никогда не славилась дружелюбностью к новобранцам, но «единичка», следуя заданной теме, откровенно жестока. Паникующего новичка будут «вспахивать» заточенной лопаткой до тех пор, пока он не убежит в слезах или не станет злее игры. А она безумно злая и по-хорошему сумбурная. Battlefield давненько не заставляла нас бледнеть и потеть.

Нет, не от дизентерии. Вопреки ожиданиям, в Battlefield 1 нет мучительных траншейных посиделок в обществе мыслей о бренности окопного бытия. DICE взяли от страшного военного конфликта лишь антураж, технологии да декорации. Так что пред господами солдатами старый-весёлый Battlefield — динамичный, немножко безумный и полный событий боевик. В нём чувствуется киношная аркадность Battlefront, масштабность 1942 и атмосферность Bad Company 2 Vietnam. При этом ощущается Battlefield 1 свежее и бодрее.

Природа против техники

Причин тому масса, но ключевая — конница. После первого анонса она вызвала массу сомнений. Ну что может противопоставить  всадник с саблей тому же пулемётчику? Многое, ведь лошадок явно отобрали у всадников Апокалипсиса, расплодили и выпустили на «Поле битвы». Верный конь и танк грудью сшибёт, отправив оного в эффектное сальто, и гаечным ключом отремонтируется, и двухэтажное здание лихим прыжком перемахнёт. Скакун же с огнемётчиком на крупе, пулемётчиком на шее и умелым всадником посредине — воплощение смерти. Битые копытом ветераны останавливали её исключительно артиллерией и бронепоездом.

«Как и в случае исторического антуража, мы совместили реализм с фантазией. Та же конница действительно жгла и процветала в разгар Первой мировой. Она могла поддержать наступление пехотинцев, стреляя из винтовок на ходу, или на равных сражаться с неповоротливыми танками благодаря своей мобильности. С чем мы накреативили, так это с элитными классами. Первая мировая многое изменила в военном деле, но в реальности не было живых “танков” с пулемётами наперевес. Зато в игре им оказалось самое место. Подбираешь комплект огнемётчика, истребителя танков или “часового” — всё, геймплей кардинально изменился. Каждый класс имеет свои нюансы геймплея, а значит — меняет поведение игрока. Тому же огнемётчику нечего, кроме пуль, ловить вне поселений, в отличие от всадника».

Конница оказалась приятной и увлекательной механикой, неплохо реализованной даже на стадии бета-теста. Она стала не заменой мотоциклам, а более погружающей и самодостаточной альтернативой. Байки обычно служили в качестве оружия суицидника или транспорта для быстрого перемещения между точками захвата. Лошади же — полноценный транспорт сродни БТР, на котором можно провести весь матч и повлиять на битву, не вылезая из седла. Живо, эффектно и самобытно — так себя зарекомендовал лошадиный геймплей.

Танковый менее оригинален. Дави лежачих, коси стоячих, шифруйся за камнями — тактика игры на бронетехнике и её геймплейные основы остались прежними. Однако технологические особенности Первой мировой внесли в бронетанковые механики ряд важных нюансов. Ввиду отсутствия того же тепловизора захват точки превращается в истерические поиски стрелка с противотанковой винтовкой, успешно притворяющегося тумбочкой.

Так что техника Battlefield 1 гораздо требовательнее Battlefield 4 и атмосфернее. Управляя Mark I, проникаешься торжественностью момента — праотец всех «консервов», как-никак. Гоняя на FT-17, удивляешься его забавной «рачьей» внешности. Инженеры-затейники обеспечили геймеров самыми диковинными и монструозными конструкциями, поэтому к эстетике и геймплею нареканий нет. Зато к балансу — бронепоезд и маленький вагончик.

Возможность чинить машину, не вылезая из неё, разрушила хрупкое равновесие в противостоянии техники и пехоты. В ней далеко не каждый владеет подходящим вооружением. Его отсутствие в том же Battlefield 4 компенсировалась тем, что игрок мог дождаться критического состояния вражеской машины и убить владельца, когда тот вылезал её чинить. DICE лишила игроков такой возможности. Счёт в 35 убийств к 0 смертей у танкиста-одиночки был нормой в бета-тесте. Экипаж же в несколько пулемётчиков с прикрытием пары толковых штурмовиков делал захват точки чрезвычайно сложным.

Хотя с бронепоездом ни одна танковая проблема не сравнится. Представьте, что баланс — это очень узкий тоннель. Так вот, «наземный АС-130» в него не влезает. Совсем. DICE достойна хвалы за саму механику, ведь её ценность для исторического антуража игры неоспорима, а область тактического применения огромна. Однако в ОБТ бронепоезд пользовал баланс и вражеские военгруппы круглосуточно. Сдержать его было по силам лишь авиации в толковых руках, да и то в определённых условиях.

Налетать на железное чудовище следовало звеном, надеясь на помощь союзных танков и отсутствие стрелков в артиллерийских башнях. С ними же остановить боевой поезд не удавалось ни танковым кулакам, ни ушлым пехотинцам. Для них возможность подрыва рельсов в любом месте пришлась бы кстати, но увы. Прибить стального левиафана по чистой случайности удалось молотком. Ах, славный Battlefield. Твоё безумие не перестает удивлять.

Пуля — дура, штык — молодец

Несовершенство военных технологий Первой мировой сказалось на ручном оружии и его восприятии ещё сильнее, чем на технике. Звучат стволы смачно и грязно, а выглядят грубо и аляповато — милитаристы взвоют от восторга. Особенно им понравится Звезда Смерти из полена и гвоздей — великая и ужасная винтовка Мосина. Из неё имперцы сбивали самолёты, что DICE учли в Battlefield 1. В ней вообще хватает запрещёнки из Женевской конвенции. До её подписания было далеко, поэтому Антанта и Четверной союз не сдерживали себя в гонке вооружений.

Например, снабжали бойцов траншейными дубинками, которые по эффективности в окопах Battlefield 1 равны дробовикам и превосходят новомодные автоматы. Оные по геймплею идентичны аналогам из прошлых Battlefield и потому скучны, а вот трёхлинейка с четырёхгранным штыком поражает до самого сердца. Она живо напоминает древковое оружие в Chivalry. Берёшь гизарму, разгоняешься — и насаживаешь вражину, словно жука. Можно пачками, как бравый казак Козьма Крючков. Жестоко? В Battlefield 1 штыковая механика гораздо веселее и кровожаднее.

Особенно активно в ОБТ накалывались расплодившиеся снайпера. Они из-за дисбаланса оказались чересчур сильны, чем безнаказанно пользовались на просторах Синайской пустыни. Знай, лежали себе под кустиком да отстреливали всадников с пехотой. Для обычных солдат было делом чести не свинцом так химией наказать любителя беспроблемных убийств. Кидаешь такому газовую гранату в окно, пожелав всего наиудушающего, и ждёшь, пока он выбежит аккурат на штык. Химическое оружие, кстати, стало открытием Battlefield 1 наравне с конницей и штыками.

Вытравливание окопавшихся вояк, организация засад, зачистка окопов или удержание точек — тактических возможностей у летальной химиотерапии великое множество. Скажем, надетые противогазы ограничивают поле зрения, чем дают преимущество или становятся проблемой в зависимости от ситуации. Так, в узких коридорах риск неожиданно огрести по голове дубинкой возрастает из-за клубов газа. Однако по ОБТ не создалось ощущения, что игроки участвуют в «войне химиков». Отравляющим веществам DICE могли бы уделить побольше внимания, не ограничиваясь хлором. Например, добавить миномётные снаряды с «подлым» фосгеном или авиабомбы с ипритом.

Впрочем, и без них простому солдату в Battlefield 1 жить страшно. Присядешь в окопе аки Snoop Dogg во время демо на Е3 — заявится огнемётчик с теплом и светом наперевес. Вылезешь из окопа — шашкой по голове оприходуют или пулемётом лишних дыр в организме наделают. Прислонишься к стенке в домике на захватываемой точке — вообще со всем списком «негуманного» оружия познакомишься. В таких нечеловеческих условиях только и остаётся, что улучшать штатную винтовку с помощью модификаций и уравновешивать шансы. Нацепил оптический прицел — и можно уже шутить про огнемётчика, сгоревшего на работе.

Круши, убивай, пейзажи не забывай

DICE основательно улучшили систему разрушений. Без несокрушимых «монолитов» не обошлось, но скриптовые цепи Levolution канули в небытие. Разница между Battlefield 1 и 4 чувствуется сходу. Стреляешь из пушки в здание — и видишь сквозь дыру обескураженного снайпера. Падаешь вместе с самолётом на хибару — и бодро горишь вместе с ним среди обломков. Наконец, танки больше не упираются в хлипкую стену. Они её вкатывают в землю вместе с домиком и его обитателями. Смотрятся внеплановые строительные работы эффектно, как и весь Battlefield 1.

Также DICE заслужила чарку горячительного за изменение режимов. Да, «Захват» с привычными 32 на 32 игрока остался прежним, и это правильно. Не стоит ломать то, что работает надёжнее трёхлинейки. «Штурм» же отлично вписался в тему Первой мировой. Одна команда защищается, а вторая атакует — звучит банально, а исполняется увлекательно и весело. К сожалению, в ОБТ DICE запустили геймеров только в «Захват» и «Штурм», не дав поучаствовать в самом интригующем режиме — в «Операциях».

«Технически они совмещают в себе особенности “Захвата” и “Штурма”, но их ценность в другом. Мы хотели передать игрокам ощущение глобального конфликта, в котором они участвуют. Нужное чувство создаётся просто. Каждая из трёх имеющихся “Операций” соответствует реальному событию Первой мировой. Оно преподносится в Battlefield 1 под видом нескольких карт, объединённых общей задачей, визуальной стилистикой и атмосферой.

Побеждая, команда будет последовательно двигаться из локации в локацию. При этом геймеры смогут увидеть места, откуда они пришли и куда попадут в случае победы. Основа же геймплея элементарна. Обороняющиеся сидят в окопах и палят во всё живое. Штурмующая команда на своих двоих, чужих четверых или вообще на гусеницах рвётся захватывать точки. Так в “Операциях” мы сохранили дух позиционных битв Первой мировой, избежав опасной для игры медленной динамики».

Окажутся ли «Операции» достоинством Battlefield 1, или заслужат анафему — узнаем всего через месяц, но визуально игра точно прекрасна. Европейские городки так уютны и красивы, что их жалко сравнивать с землей. Синайская же пустыня настолько хороша, что, стоя на бархане, чувствуешь себя Лоуренсом Аравийским. Видя солнечные блики на дымящейся танковой броне, тени бипланов на окровавленном песке и насыщенные цвета, хочется сменить винтовку на фотоаппарат. Те же песчаные бури стоят, чтобы их запечатлеть.

Они, к слову, не красоты ради введены в игры, а чтоб мешать всем воевать. Буря сильно ограничивает видимость. Так она превращает Battlefield 1 из разудалого боевика с кавалерийскими налётами и дуэлями боевитых «кукурузников» в триллер. «Дальнобойщики» оказываются не у дел. Всадники, памятуя Shadow of the Colossus, ждут неотвратимой встречи с рельсовым «колоссом». Танки на полной скорости влетают в обороняемые союзниками здания и немножко сносят их. Одни лишь владельцы лопаток и дубинок радуются. В буре не видно ни зги, так что кара задолбавшего снайпера становится делом принципа.

Жаль, песчаными бурями влияние погоды и ограничивается. Дождь, превращающий окопы и поля в непроходимое болото, никак не сказывается на геймплее, хоть и смотрится картина грязью крайне эффектно. Неизвестно, будет ли погода влиять на происходящее не только в Синайской пустыне, но очень хотелось бы. Погодная механика куда ценнее и важнее для геймплейного долголетия Battlefield 1, чем табун афрокайзеровцев.

Вопреки оправданному скепсису, DICE не прогадали с темой Первой мировой. В  ней нашлось много интересных идей, которые по большей части удачно воплотили в Battlefield 1. Конница, огнемётчики, невообразимые танки, химическое оружие и бронепоезда — всё это придало традиционному для шутеров геймплею морозной свежести. Остаётся лишь надеяться, что заданная презентациями и бета-тестами планка сохранится, и к релизу, до которого саблей с коня подать.

No votes yet.
Please wait...

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ